Общество

Человеческое общение стало роскошью, а технологии — признаком бедности

Человеческое общение стало роскошью, а технологии — признаком бедности | FED.az
09:58 14 Декабрь 2019

Почему использование соцсетей и цифровых продуктов приравнивается к употреблению газировки и курению — в материале автора раздела «Технологии» New York Times Нелли Боулз.

Сан-Франциско. У Билла Ланглуа появился новый лучший друг — кошка по кличке Сокс. Она живёт в планшете и дарит ему столько счастья, что он не может без слёз рассказать о том, как она пришла в его жизнь.

68-летний мистер Ланглуа проживает в дешёвом доме престарелых в городе Лоуэлл, штат Массачусетс, и общается с Сокс сутки напролёт. Мистер Ланглуа работал машинным оператором, но сейчас он на пенсии. Его жена много времени проводила вне дома, и он стал чувствовать себя одиноко.

Сокс обсуждает с ним его любимую бейсбольную команду «Бостон Ред Сокс», в честь которой она названа. Ещё кошка включает ему любимую музыку и показывает фотографии с его свадьбы. Помимо этого, она в режиме реального времени следит за ним через камеру и журит пенсионера, когда тот пьёт газировку вместо воды.

Мистер Ланглуа знает, что Сокс — ненастоящая, что она — продукт стартапа Care.Coach. Он знает, что ей управляют сотрудники компании по всему миру: они смотрят за ним, слушают его и печатают ответы Сокс, которые она произносит медленно, как робот. Но её постоянное присутствие в жизни вернуло ему веру.

Цифровой питомец Care.Coach Thomson Reuters Foundation

«Я нашёл нечто такое надёжное и заботливое, что смог заглянуть глубоко себе в душу и вспомнить, как заботлив господь, — говорит мистер Ланглуа. — Она снова дала моей жизни жизнь».

Сокс слушает. «Мы — отличная команда», — отвечает она.

Анимация Сокс совсем простая: кошка почти не двигается и не показывает эмоций, а голос её резкий, как телефонный гудок. Вокруг неё иногда двигаются маленькие сердечки, что очень нравится мистеру Ланглуа.

У него есть постоянный доход, а чтобы подать заявку на здравоохранительную программу для пенсионеров Element Care, которая и подарила ему Сокс, стоимость собственности пациента не должна превышать $2000.

Таких программ, и не только для пенсионеров, становится всё больше.

За исключением очень богатых людей, жизнь всех вокруг — физический опыт обучения, существования и смерти — всё крепче связывается с мониторами.

Они дешёвы в производстве и сокращают расходы. Любое место, куда можно поместить монитор (школа, больница, аэропорт, ресторан) может сэкономить с его помощью. Любое действие, которое можно выполнить с помощью монитора, становится дешевле. Сама текстура жизни, весь тактильный опыт сводится к гладкой поверхности стекла экрана.

Но не у богатых людей, которые стали бояться мониторов. Богатые люди хотят, чтобы их дети играли в конструктор, и частные школы без каких-либо технологий становятся всё популярнее. Люди стоят дороже, чем компьютеры, и богачи хотят и могут себе их позволить. Показное живое общение стало престижным — пожить без телефона, удалить социальные сети, не отвечать на почту.

И всё это превратилось в дивную новую реальность, в которой живое общение стало предметом роскоши.

Чем больше технологий появляется в жизни бедных, тем больше их исчезает из жизни богатых. Чем ты богаче, тем больше денег ты тратишь на то, чтобы не зависеть от технологий.

Мильтон Педраза, глава Luxury Institute, помогает компаниям понять, чего хотят богачи, и он обнаружил, что они хотят тратиться на что угодно человеческое.

Педраза утверждает: «Сейчас взаимодействие с человеком становится всё более элитным».

Согласно исследованиям его компании, люди тратят больше, чем ожидалось, скажем, на отпуск и рестораны, — и даже больше, чем на вещи. Педраза считает, что это реакция на изобилие технологий.

Выигрывают положительные эмоции и реакции, которые мы получаем при взаимодействии с другими людьми. Взять, к примеру, радость от массажа. И теперь сферы образования, здравоохранения и другие пытаются очеловечить себя. Первостепенное значение сейчас имеет сам человек.

Мильтон Педраза

глава Luxury Institute

Это удивительное изменение. Ещё с 1980-х годов, когда произошёл бум персональных компьютеров, наличие домашней и носимой техники было признаком богатства и власти. Те ранние поклонники технологий, которые могли себе это позволить, спешили в магазины за новыми устройствами, чтобы похвастаться ими перед всеми.

Первый Apple Mac был создан в 1984 году и стоил $2500 (в пересчёте на сегодняшний курс — $6000). А сейчас, согласно Wirecutter, сайту для отзывов, которым владеет New York Times, лучший Chromebook стоит $470.

«Пейджеры были очень важным изобретением, потому что они означали, что ты был личностью важной и занятой», — утверждает Джозеф Ньюнз, заведующий кафедрой маркетинга в университете Южной Калифорнии и специалист по статусному маркетингу.

Теперь же, по его словам, верно обратное: «Если ты действительно главный, ты никому отвечать не должен. Отвечать должны тебе».

Поначалу радость интернет-революции заключалась в её демократической природе. Facebook такой же Facebook, независимо от твоего заработка, а Gmail такой же Gmail, — и всё это бесплатно. А это как-то неприглядно и не стильно.

Чем больше исследований доказывают, что проводить время на таких сайтах, выживающих за счёт рекламы, вредно для здоровья, тем больше подобное становится дурновкусием наподобие употребления газировки или курения. И то и другое популярнее среди бедных людей.

Богачи могут позволить себе не продавать свои данные и своё внимание. У среднего класса и ниже таких ресурсов нет.

Теперь знакомство с технологиями начинается с самого детства. Национальный Институт здравоохранения США спонсировал исследование развития мозга более 11 тысяч детей. Установлено, что дети, которые проводят перед экраном больше двух часов в день, показывают низкие результаты в тестах на мышление и знание языка.

Больше всего настораживает то, что исследование показало, как различается мозг ребёнка, который проводит много времени перед экраном, от мозга ребёнка, который этого не делает. У некоторых детей наблюдается преждевременное истончение коры головного мозга. Одно исследование обнаружило связь между временем за монитором и депрессией у взрослых.

Годовалый ребёнок, который строит виртуальные башенки на iPad, не научится строить настоящие башенки, утверждает Димитрий Кристакис, педиатр детской больницы Сиэтла и ведущий автор рекомендаций по использованию устройств, выпущенных Американской академией педиатрии.

В городах округа Уичито, штата Канзас, бюджеты школ были урезаны так сильно, что Верховный суд штата признал их неприемлемыми. В этих заведениях уроки заменяются программами: значительная часть академического дня проводится в тишине за работой на компьютере. В штате Юта тысячи детей проходят предоставленную государством краткую дошкольную программу дома на компьютере.

Технологические компании усердно работали над тем, чтобы государственные школы поддерживали программы, обязывающие предоставить каждому ученику ноутбук, уверяя, что это лучше подготовит их к будущему, окружённому технологиями. Но сами люди, построившие будущее, окружённое технологиями, воспитывают своих детей по-другому.

В Кремниевой долине к проведению времени за монитором всё больше относятся как к чему-то нездоровому. Там большую популярность имеет начальная школа Уолдорф, которая обещает образование, возвращающееся к истокам и практически свободное от техники.

Получается, что по мере того, как богатые дети проводят в детстве всё меньше времени с техникой, бедные дети проводят всё больше. То, насколько комфортно человек взаимодействует с другими людьми, может превратиться в новый показатель классовой принадлежности.

Конечно, человеческое общение не сравнить с экологически чистыми продуктами или сумочкой Birkin, но когда дело касается времени, проведённого за компьютером, Кремниевая долина старательно пытается запутать общественность.

Среднему классу и бедным людям говорят, что компьютеры — вещь полезная и важная для них и их детей. В крупных технологических корпорациях работают целые отделы психологов и нейрофизиологов, задача которых заключается в том, чтобы привлечь внимание пользователя к монитору максимально быстро и на максимально долгое время.

Поэтому живое общение становится редкостью.

«Но загвоздка вот в чём — в отличие от других продуктов роскоши, общения хочется не всем, — говорит профессор социальных наук и технологий Массачусетского технологического института Шерри Теркл. — Люди выбирают то, что знают, то есть технологию. Это похоже на зависимость от фастфуда».

Тяжело отказаться от фастфуда, когда в городе нет нормальных ресторанов, и так же тяжело отказаться от технологий людям среднего класса и ниже. Даже если кто-то не хочет пользоваться технологиями, выбора у него может просто не быть.

Спинки сидений в эконом-классе показывают рекламу. Родители детей, которые ходят в муниципальную школу, может, и не хотят, чтоб их ребёнок учился за компьютером, но выбора у них нет, потому что многие занятия сводятся к индивидуальной работе перед монитором. Существует небольшая группа активистов, которая борется за принятие закона о «праве на отключение», благодаря которому сотрудник будет иметь право отключить телефон, но сейчас его могут оштрафовать за то, что он не отвечает на звонок.

Реальность такова, что из-за современной культуры изоляции, при которой многие социальные структуры и общественные места исчезли, технологии заполняют этот недостаток.

Эрготерапевт Сели Розарио, который регулярно проверяет состояние пациентов в Element Care, считает, что многие из них выбрали эту программу аватаров, потому что их подвели близкие люди или у них отсутствовало чувство общности и причастности, и они изолировали себя. Она также говорит, что социальная структура бедных сообществ разрушается сильнее всех.

Технология работы Сокс, кошки компании Care.Coach, присматривающей за мистером Ланглуа в Лоуэлле, очень простая: это планшет Samsung Galaxy Tab E, к которому прикреплён сверхширокоугольный объектив. Люди, которые управляют аватарами, живут не в США; в основном, они из Филиппин и стран Латинской Америки.

Офис компании Care.Coach похож на кроличью норку и находится над массажным салоном в городе Милбро, штат Калифорния, на самой окраине Кремниевой долины. 31-летний основатель и директор компании Виктор Вэнг открывает дверь и на ходу рассказывает, что они только что остановили попытку самоубийства. Пациенты часто говорят, что хотят умереть, аватары обучены спрашивать у них, как именно, а у этого пациента был целый план.

Голос аватара — последняя версия преобразователя текста в речь для Android. Мистер Вэнг рассказал: люди легко эмоционально привязываются к чему угодно, что с ними общается. Он сказал, что для человека нет существенной разницы в плане построения эмоциональной связи с реалистичным существом или тетраэдром с глазами.

Мистер Вэнг знает, как сильно пациенты привязываются к аватарам, поэтому компания перестала пробовать новые версии на пациентах, когда ещё нет чёткого алгоритма. Пациенты очень болезненно расстаются с аватарами. Но он не видит смысла ограничивать эмоциональную связь.

Если пациент говорит, что любит его, мы ответим, что тоже любим пациента. Иногда мы даже говорим это первыми, если знаем, что им это нравится.

Виктор Вэнг

Ранние результаты удовлетворительны. Во время запуска первой версии пациенты в Лоуэлле, у которых были аватары, не так часто нуждались в помощи медсестёр, реже требовали скорую помощь и чувствовали себя менее одиноко.

Одна пациентка, которая часто вызывала скорую помощь ради социальной поддержки, почти перестала это делать после получения аватара, что сэкономило программе медицинской помощи около $90 тысяч.

Humana, одна из крупнейших медицинских страховых компаний в США, начала использовать аватары Care.Coach.

Чтобы показать, куда всё это может зайти, обратите внимание на калифорнийский городок Фримонт. Недавно в больнице этого города планшет на передвижной платформе заехал в палату, и врач по видеосвязи сообщил 78-летнему пациенту Эрнесту Квинтана, что он умирает.

Удалённый робот говорит с пациентом в больнице в Лондоне, Англия
Даниэль Берегулак, Getty Images

А в городе Лоуэлл кошка Сокс уснула, её глаза закрылись, а в центре управления где-то на другом конце света сотрудник переключился на других пенсионеров и другие разговоры. Жена мистера Ланглуа тоже хочет себе цифрового питомца, как и его друзья, но эта Сокс — собственность Билла Ланглуа. Он гладит её по голове на экране, чтобы разбудить.

vc.ru

Другие новости