Энергетика и Индустрия

Скрытые угрозы и экономика Азербайджана - В 2021 ГОДУ

Скрытые угрозы и экономика Азербайджана - В 2021 ГОДУ | FED.az
21:39 10 Cентябрь 2020

Происходящее сейчас в мировой экономике в корне отличается от глобальных кризисов прошлого. Не только тем, что предыдущие имели исключительно экономические причины возникновения, а нынешний – больше социального плана и связан с санитарно-эпидемиологическими вопросами.

Проблема в том, что в отличие от предыдущих спадов, рецессий странового или регионального уровня, развивавшихся, в целом, по известным и предсказуемым сценариям, предсказать дальнейшую степень воздействия на экономику именно пандемии коронавируса практически невозможно. Ведь невозможно спрогнозировать как себя в дальнейшем поведет постоянно мутирующий вирус.

Сегодня, когда известны большинство мутаций этой заразы и степень их воздействия на человеческий организм, а также, когда разработано несколько разновидностей вакцины против вируса, ситуация лишь начинает проясняться. Но, все равно, полностью быть уверенным в чем-либо просто невозможно. А значить очень осторожно следует подходить и к вопросу экономической политики страны на 2021 год. При этом следует учитывать все риски, контуры которых уже начинают проясняться в мировой экономике. 

С какими угрозами может столкнуться Азербайджан в следующем году?

Говоря об этом, необходимо определиться с характером угроз. Например, низкие цены на нефть – явная угроза и понятно, что для Азербайджана большая часть государственного бюджета которого завязана на нефтяном факторе, это очень существенно. Но это угроза очевидная, с которой страна сталкивалась и прежде. Здесь же и возможность девальвации, что, несомненно, негативно скажется на потребительском рынке и социальном положении людей. И это угроза очевидная и известная. При этом хотелось бы поговорить об угрозах скрытых, не видных на первый взгляд, но контуры которых уже начинают прочерчиваться. 

В некоторой степени ответ на вышепоставленный вопрос дали эксперты Deutsche Bank в исследовании, датированном 8 сентября. В нем говорится, что эпоха глобализации, длившаяся с 1980 года, подходит к концу — на смену ей приходит «век беспорядка». В докладе, новая эпоха охарактеризована доминированием экономики Китая над США и напряженностью в отношениях между этими странами, продолжением роста глобального долга, политикой неподкрепленных «разбрасываемых» от центральных банков и т.д.

Выделены следующие угрозы:

- ухудшение отношений между США и Китаем;

- обострение внутриэкономической обстановки в Европе:

-  дальнейшее увеличение государственных долгов, усиление монетарных мер воздействия на экономику;

- возможный рост инфляции;

- усиление экономического неравенства между странами;

- рост глобальной озабоченности вопросами климата;

- новая технологическая революция и т.д. 

Понятно, что при всей неопределенности ситуации, исходить в вопросе Азербайджана нам придется из той картины, которая вырисовывается лишь сегодня, а не того, что будет. К тому же прогнозы Deutsche Bank носят долгосрочный характер, а мы говорим об Азербайджане 2021 года, о времени в который наша страна переходит, когда ущерб мировой экономике от пандемии коронавируса уже равен 35 трлн долларов и значить к концу года превысит эту сумму. Превысит насколько? Сегодня это предсказать невозможно. Но точно известно, что на сегодняшний день эта цифра такова.

А значить, учитывая возможность второй волны коронавируса пакеты стимуляционных мер могут быть расширены. Ненамного, поскольку те безопасные объемы денежной эмиссии на стимулирующие меры, которые можно было выделить на минимизацию ущерба от пандемии, многие страны уже выделили. Значить речь может идти о коррекции в сторону увеличения, а не новых больших порциях денежных вливаний. Тем не менее, такой сценарий не исключен.

Какой первый вывод из этого напрашивается?

В первую очередь уменьшение объема внешних инвестиций в Азербайджан. В 2021 году их однозначно будет меньше, чем в нынешнем. Причем уверенности этой есть основание. По данным Госкомитета по статистике Азербайджана в течение семи месяцев в основной капитал в стране было вложено 7,588 млрд манатов инвестиций и 61,8% из них направлено из внутренних источников. Остальное пришлось на средства, привлеченные из-за рубежа. А в 2019 году доля азербайджанских инвестиций в общем объеме вложенных в основной капитал средств составила всего 23,2%.

То есть, в долевом обращении уже в первом полугодии иностранных денег в основном капитале было значительно меньше того, что наблюдалось в безкороновирусном прошлом году.

Что, впрочем, вполне естественно, поскольку с весны 2021-го каждая страна занялась решением собственных проблем, а крупные компании планирующие направить инвестиции в Азербайджан решили повременить. И в следующем году будет наблюдаться аналогичная картина. Да, позитивные новости в плане инвестиций, конечно, есть. Скажем, ООО Novus Plastica собирается вложить около $6,5 млн в полимерное производство в Азербайджане, ООО «Azersulfat» наладит производство серной кислоты, ЗАО «Glassica» станет выпускать цветную стекольную тару. И все эти проекты требуют многомиллионных вложений и будут реализованы в следующем году. Однако названные предприятия являются местными и речь идет о резидентах Сумгайытского химического промышленного парка. Но когда компания BP-Azerbaijan заявляет, что планирует в четвертом квартале 2020 года остановить на профилактические работы нефтяную платформу Чираг на блоке Азери-Чираг-Гюнешли, то приходит осознание серьезности ситуации, поскольку речь идет о той самой компании BP-Azerbaijan, которая из-за низких цен на нефть уже в ноябре нынешнего года собирается пойти на серьезное сокращение кадров в своем головном офисе.

Речь идет о компании, которая еще в апреле нынешнего года инициировало обсуждение с правительством Азербайджана возможности сохранения рентабельности при различных сценариях низких цен на нефть. То есть, если уж на происходящее столь серьезно реагируют такие гиганты как BP-Azerbaijan, то чего ожидать от других зарубежных инвесторов, которых нам еще предстоит заинтересовать?

Другая проблема, с которой может столкнуться Азербайджана в 2021 году уже дала о себе знать и в нынешнем – уменьшение грузоперевозок и транспортных сообщений.

Так что, отмечая данную угрозу мы можем говорить лишь о возможности усугубления ситуации. Объем грузоперевозок всеми видами транспортных средств в Азербайджане в январе-июле 2020 года составил 111,2 млн тонн, что на 14,3% меньше показателя аналогичного периода 2019 года. Как и следовало полагать, больше всего уменьшились перевозки автомобильным транспортом (спад на 21,5%), в морском падение было почти незаметным (1,2%), а в воздушном транспорте, наоборот, отмечен рост в 2,1 раз.

Но кто знает, что будет в 2021 году? К тому же вопрос грузоперевозок упирается в другой риск, который сегодня не так виден, но может стать вполне реальным в следующем году. Речь идет о проекте Один пояс - Один путь, который соединяет Китай с Европой. И дело вовсе не в том, что сегодня из-за коронавируса 27 стран Евросоюза закрылись от мира, опечатав Шенгенскую зону, и отгородились друг от друга шлагбаумами на внутренних границах. Хотя это тоже ударило по экспорту азербайджанской продукции в Европу. Рано или поздно шлагбаумы поднимут, и еврозона начнет принимать грузы.

Но откуда именно она их станет принимать? Это и есть еще одна скрытая угроза, поскольку, уже известно, что компании США и Европы потратят 1 трлн долларов в течение 5 лет на вывод производства из Китая. Опрос экспертов Bank of America (BofA) показал, что в нынешнем году компании в 80% глобальных секторов столкнулись с разрушением цепочек поставок в период пандемии, что подтолкнуло 75% из них к тому, чтобы расширить планы возвращения производства из-за рубежа.

Но дело даже не в самих компаниях, сколько в осложнении отношений между США (читай - Европой) и Китаем. США идут даже на то, чтобы предоставлять налоговые льготы компаниям, желающим вернуть производство из Китая. Таким образом, очевидна тенденция к движению от глобализации к локализации, а значить планы Азербайджана с международными транспортными маршрутами и транзитом грузов через нашу страну, могут оказаться под угрозой.

И наконец, скрытая угроза для Азербайджанской экономики может быть связана с тем, что некоторые из разорванных сегодня цепочек поставок товаров могут в будущем не возобновиться. Не потому, что между странами уменьшатся объемы грузоперевозок, а из-за падения производства на рынках, куда из Азербайджана поставлялись товары или, наоборот, откуда мы их принимали.

Этот негативный фактор тоже уже показал себя в нынешнем году. Убедиться можно, взглянув на структуру азербайджанского ненефтяного экспорта. Азербайджан в январе-июле 2020 года экспортировал ненефтяную продукцию на сумму 1,035 млрд долларов, что на 8,6% меньше показателя аналогичного периода прошлого года. По данным Центра анализа экономических реформ и коммуникаций за отчетный период в структуре экспорта основной объем пришелся на томаты (рост на 17,9%), золото (рост на 13,5%), хлопок-сырец (спад на 14,1%), очищенный фундук (спад на 20,9%), вишню и черешню (рост на 15,2%), полипропилен (рост на 11,7%), электроэнергию (спад на 24,7%), картофель (рост на 26,1%) и полиэтилен (спад на 40,3%).

Очень многих позиций товаров в этом перечне нет. Из-за пандемии их экспорт стал невозможен либо по причине уменьшения объемов производства на нашем рынке, либо от них отказались зарубежные партнеры. Поэтому, разрабатывая экспортную политику на следующий год, правительству Азербайджана необходимо учитывать даже такие факторы как доля государственной поддержки непосредственно в нашей стране и зарубежом отдельным секторам экономики.

Понятно, что если какой-то сегмент в стране, куда мы поставляли свою продукцию, был поддержан государственным финансированием, то он восстановится гораздо раньше отраслей, где стимуляционные меры воздействовали слабее. А значить потребность в возобновлении импорта из Азербайджана там появится быстрее. Но это лишь один из вопросов о котором придется думать нашему правительству в нелегком 2021 году.

Тогрул Рухуллаоглу

Другие новости

Banner